Победа
Каннельярви Kanneljarvi

Поселок. До 1939 г. село Kanneljarvi входило в состав одноименной волости Выборгской губернии (Финляндия). В старину это название звучало несколько иначе, а именно: Кантъярви. Исходя из особенностей западно-карельского диалекта, можно предположить, что первый компонент этого названия суть производное от слова «кантеле», обозначающее старинный музыкальный инструмент, как две капли воды похожий на русские гусли. Вторая часть названия переводится совершенно однозначно – «озеро». И действительно, если посмотреть на озеро Каннельярви сверху, то оно будет очень напоминать по своей форме гусли. В шведских документах, датируемых 1553 годом, название озера записано как «Kandelierffwi», что также может служить доказательством приводимой выше версии.

Историю селения Каннельярви целесообразно рассматривать по периодам. Первый из них относится к времени шведского господства. В средние века на южном берегу озера Каннельярви, в центре одноименного селения, стояла небольшая часовня. По состоянию на 1554 г. в селении было 29 крестьянских имений. Таким образом, в те времена Каннельярви являлась второй по величине деревней волости Уусикиркко, уступая лишь селению Каукъярви, в котором имелось 39 дворов. Третьей была деревня Ваммелъярви с ее 24-мя дворами.

Во второй половине XVI века разгорелись военные действия между Россией и Швецией. На территории волости проходили бесконечные сражения, в результате которых Уусикиркко лишилась половины общего числа крестьянских имений. Многие селения лежали в руинах. Достаточно сказать, что с середины XVI до середины XVII вв. численность населения волости Уусикиркко сократилась по меньшей мере вдвое. Около 80% территории деревни Каннельярви были тогда полностью опустошены. Для поддержания минимально необходимого уровня жизни своих подданных король Швеции освободил их от налогообложения и учредил ленную систему. В 1560 г. большая часть деревень в окрестностях озера Каннельярви была передана Ханну Лауринпойка, который через год был пожалован дворянством и фамилией Бъернрам.

После походов шведского полководца Понтуса де ла Гарди в Карелии наступил мирный период и к 1623 г. количество крестьянских дворов в деревне Каннельярви выросло до 9. Численность населения начала постепенно восстанавливаться, пока процесс этот вновь не прервался смертоносным голодом последнего десятилетия XVII века и разорительной Северной войной.

В начале XVII в. на территории волости начали появляться рустгалты, т.е. имения, обязанные содержать конного воина. В деревне Каннельярви находился рустгалт Ханну Никканена.

В 1652 г. часть ленного поместья Бъернрама перешла к дворянскому роду Бо Розенштерна, а в 1658 г. владения стали принадлежать графу Роберту Личтону. К графскому поместью относились тогда 5 крестьянских имений семейств Маннинена и Никканена, а также многочисленные разоренные имения, не имевшие владельцев. Еще в 1678 г. поместье так медленно осваивалось, что утратило свою сетерею (вотчинное право на свободу от повинностей), хотя и получило ее впоследствии назад, ввиду необходимости улучшения экономического состояния. Только в 1684 г. на берегу озера Каннельярви была построена новая графская усадьба, состоящая из большой избы, нескольких хозяйственных строений и скотного двора на 24 коровы. Когда в 1692 г. Личтон умер, то его поместье стало королевской собственностью. С той поры начался быстрый упадок всего хозяйства: поля не удобрялись, ограды повалились, скот пал, здания обветшали. Засуха и голод усугубили положение настолько, что в 1696 г. поля вообще не засевались. Судебные заседатели предлагали уже разделить земли поместья между крестьянами, но в начале XVIII века сетерейное поместье взял капитан Й.Ф. Кнорринг. Вступив во владение, последний так ничего и не успел сделать для улучшения положения дел. Разгорелась двадцатилетняя война, лишившая шведских подданных прежних прав на Выборгскую Карелию. Старая графская усадьба исчезла без следа, но место, где она стояла, вплоть до войны 1939 г. сохраняло однозначное название «Хови» («Усадьба»).

Второй период истории деревни Каннельярви относится к временам российского господства. Этот этап начался с событий Северной войны или «Великого лихолетья», которые изрядно опустошили земли Выборгской Карелии. Согласно данным, зафиксированным на 1728 год, из пяти оставшихся крестьянских имений деревни Каннельярви населенными оказались только три, принадлежащие семейству Ханну Никканена. Постепенно местность стала обживаться и наполняться возвращающимися назад жителями. К 1760 г. в деревне Каннельярви проживало уже 50 работоспособных крестьян обоего пола. Следует сказать, что семьи в те времена были весьма многочисленными. Так, в семью Юрье Никканена входило 40 человек, но в среднем семьи состояли из 13-15 членов.

Начиная с 1720 г. все крестьяне платили подати местному помещику адмиралу Крейсу, о котором ранее уже упоминалось. Когда волость Уусикиркко оказалась в подчинении артиллерийского ведомства и администра- ции Сестрорецкого оружейного завода, то все прежние подати были заменены принудительными работами на данном предприятии. Заводу главным образом требовался лес и древесный уголь; на заготовке этого сырья и работали жители всех деревень волости. Надзор за работами осуществляли специально назначенные инспектора, приказы которых десятники доводили до сведения крестьян. Хотя жители волости не были в полной крепостной зависимости, тем не менее производственная дисциплина соблюдалась строго, часто в нарушение всех прав и обязанностей подчиненных. Отказ от работы сурово карался телесными наказаниями, последствия которых иногда приводили к утрате трудоспособности. Отстаивать свои права в судебном порядке крестьяне смогли лишь после 1811 года, когда Карельский перешеек был передан в состав Великого княжества Финляндского. Однако леса и земли продолжали оставаться в собственности Сестрорецкого оружейного завода вплоть до 1874 г. В течение всего прошлого века на самом высоком уровне государственной власти шли споры вокруг проблемы донационных (дарственных) земель. Финский Сенат намеревался выкупить их у России, но чиновники долго не могли сойтись в цене. В итоге часть Линдуловских лесов продали князю Э. Ухтомскому, после чего они еще несколько раз переходили из рук в руки, прежде чем вернулись к старым хозяевам, а именно к финским крестьянам.

Финская народная школа в деревне Каннельярви была основана в 1895 г., Молодежное общество – в 1902 г., а Союз рабочих возник еще в 1905 г. и размещался в станционном здании. Через год возникло его отделение и в центре деревни.

С появлением железной дороги, связавшей Каннельярви с Санкт-Петербургом, в окрестностях озера стали строиться особняки столичных дачников. Русским господам приглянулся этот живописный край, поездка в который занимала чуть более двух часов. Дачи возводили с размахом, в несколько этажей, с верандами и балконами. Возле одной из вилл вскоре появилась небольшая православная церковь и гостиница. Впоследствии, когда граница с Россией закрылась и дачники пропали, многие здания, в том числе и эта церковь, были разобраны и проданы другим хозяевам. Список владельцев дач состоял из 22 лиц: Стеварт Анструтер, унтерофицер Георг Дорелл, Георг Свихтенберг, Генриэтта Пето, заводчик Тарас Белозерский, Евгений Беков, Евген Людвиг Криегнайер, Г.П. Горячкин, П.В. Чаман, купец Семен Завьялов, коллежский советник Илья Евстигнеевич Карпов, директор Ялмари Срузелл, Йван Иванович Йохансон, Карл Вестберг, Николай Петрович Федотов, Дмитрий Кислов, Егор Варон, Элизабет Пушкина, полковник Владимир Отто, Кирил Петрович Харченко, Григорий Герасимович Кузнецов, Йоган Йохансон.

Особенно выделялась среди других дач роскошная вилла петербургского заводчика Крузеля, который являлся зятем известного изобретателя динамита Альфреда Нобеля. До 1912 года у мыса, глубоко вдающегося в озеро, стояла его деревянная дача. Осенью 1913 г. вместо нее выросло новое трехэтажное каменное здание, богато декорированное как внутри, так и снаружи. Владелец особняка исчез в «кровавой бане» русской революции, а дом выкупил Герман Мяаттянен. Приведя здание в порядок, он устроил там небольшой пансионат, который затем на короткое время стал туберкулезным санаторием.

Русское население деревни было представлено не только праздными дачниками. В услужении у последних находилось немало работного люда. Одни предпочитали нанимать местных, другие привозили с собой собственную прислугу. Некоторые предприимчивые россияне занимались смоловарением, приносившему тогда неплохие доходы.

К концу XIX века в Финляндии уже оформились открытые оппозиционные настроения по отношению к российскому самодержавию и все расширяющемуся стремлению русской бюрократии занять господствующее положение в своей северной провинции. В пику ее великодержавным амбициям финская интеллигенция противопоставила национальную идею, развивать которую были призваны образовательные заведения. Одним из них стало Уусикиркское высшее народное училище. Это учебное заведение, появившееся благодаря инициативе лицензиата философии Ю.А. Люлю, асессора надворного суда Г.В. Хомена, пастора Р. Сарлина, а также финансовой поддержке банкира Х.А. Гастрена, лесопромышленника Ю. Лаллукка и купца Х. Сумма, представляло еще молодое тогда, зародившееся в Дании, духовное течение, целью которого было развитие национального самосознания на основе христианских идеалов. Народное училище строго следовало идеям своего духовного отца - датского священника Н.Ф. Грундвига (1783-1872), детище которого, училище Асков, находилось на приграничных датских территориях, испытывавших также чуждое влияние зарубежных культур. Училище было открыто 1.11.1894. Первое небольшое здание его, рассчитанное на 42 учащихся в возрасте от 16 до 33 лет, в дальнейшем расширялось за счет дополнительных пристроек, возведенных в 1898 и 1906 гг. Ученики снимали комнаты у местных жителей, пока в 1923 г. из Куоккала не перевезли сюда бывшее здание русской школы, в котором разместилось студенческое общежитие. Уусикиркское народное училище имело областное значение и его существование значительно влияло на жизнь волости. После обретения Финляндией независимости необходимость противостоять чужеземному, т.е. русскому, влиянию отпала. В связи с этим в училище стали уделять больше внимания профессиональной подготовке своих подопечных, но в то же время продолжали преподавать и те гуманитарные дисциплины, которые укрепляли дух и веру молодежи, ее патриотические чувства. Тем самым учреждение сохранило свою принадлежность к «высшей школе».

После поражения красного восстания в Финляндии страна безоговорочно встала на рельсы самостоятельного развития в практически полной изоляции от России. С этого момента начинается период финляндской независимости. Одним из важнейших событий этого этапа деревенской жизни явилось состоявшееся 11.7.1922. церковное собрание общины, которое избрало первый церковный Совет прихода Каннельярви. По решению Совета 3.10.1922. была куплена бывшая дача Марии Кузнецовой. Здание отремонтировали и переоборудовали под лютеранскую церковь, рассчитанную на 480 мест. Первую церковь прихода освятили 1.3.1923. Два года спустя церковный Совет принял решение о строительстве нового приходского храма и выбрал стройкомитет. Из-за трудностей финансирования церковь строилась довольно долго. Открытие и освящение нового храма состоялось 8.7.1934. Здание, построенное по проекту архитектора Уно Уллберга, сочетало в себе элементы конструктивизма и модерна. Его воздвигли на самом высоком холме Коккомяки в центре деревни, где оно хорошо просматривалось со всех сторон. Алтарь, темой которого было «Египетское бегство», выполнил художник Калерво Туукканен. В церкви была установлена отопительная система. Орган к тому времени еще не успели достать. В освободившееся здание, где прежде размещалась церковь, перевели дом престарелых. Новая церковь действовала до последнего дня ноября 1939 г.

По инициативе жителей в 1926 г. в деревне появилось Общество молодых христиан. Общество домохозяек «Мартта» начало действовать в Каннельярви в 1938 г. Общество земледельцев основали в 1934 г., Помимо вышеперечисленных следует отметить и деятельность местного отделения Общества защиты детей, основателем которого был К.Г. Маннергейм. Немалую работу проводило также Общество трезвости.

С 1925 г. в бывшей даче Яковлева в центре деревне разместилось волостное правление. В первый муниципалитет был избран 21 представитель. Структура правления состояла из нескольких комиссий: жилищной, лесной, дорожной, попечительской, здравоохранения и пр. В том же году в Каннельярви организовали спортивное общество «Каннельярвен Юритюс» («Усилие») и к концу десятилетия построили местный стадион.

С 1925 г. в Каннельярви работала аптечная лавка Вальтера Гэдда из Уусикиркко, а в 1928 г. появилась и собственная аптека Оскара Виерто. Деревня была электрифицирована уже в 1920-х годах, но бесперебойное электропитание из Иматры стало поступать лишь перед самой войной.

На 1939 год в центральной деревне Каннельярви имелось около 180 жилых и общественных зданий. К ним также можно прибавить полсотни домов пристанционного поселка. Наиболее распространенной фамилией среди жителей деревни считалась Никканен. На втором месте по численности стоял род Лампайнена, затем шли семьи Мяаттянен, Рейман, Курппа, Киеси, Вестеринен и др. Из русских эмигрантов, проживавших в деревне до 1939 г. следует упомянуть Кузнецовых, Харзенковых, Карпову и, вероятно, Хакман. Война заставила всех жителей деревни покинуть свои дома и уйти в эвакуацию.

С 5 декабря 1939 г. для деревни Каннельярви начался новый отсчет времени. В нее вошли части Красной Армии. Отступающие финские отряды не успели спалить деревню полностью и там оставалось несколько десятков неповрежденных зданий, в которых по окончании военных действий разместились прибывшие на жительство советские переселенцы. Последние использовали лютеранскую церковь Каннельярви отнюдь не по прямому назначению. Когда 29 августа 1941 г. части 12-й пех. дивизии, преследуя отступающие советские подразделения, вступили в деревню Каннельярви, то первым делом поспешили осмотреть церковь. Офицер составил краткое описание увиденного: «Церковь Каннельярви использовалась как склад зерна. Крест с башни был снят и вместо него водружена красная звезда. Алтарные доски, картины, люстры были вывезены, скамейки с намалеванными на них красными звездами разломаны». Силами возвратившегося населения и солдат в здании был проведен небольшой ремонт, после чего в храме возобновились богослужения. Восстановить былое убранство так и не успели, поскольку новое наступление Красной Армии заставило жителей навсегда покинуть землю предков. 15 и 16 июня 1944 г. у деревни Каннельярви шли тяжелые бои, в результате которых части 13-го отдельного и 6-го егерского батальонов были оттеснены к северу.

Военный период закончился осенью 1944 г. заключением договора о перемирии. Вскоре после этого началось второе переселение советских рабочих в Каннельярви для воссоздания совхоза «Победа». Работники этого хозяйства, осуществляя партийный курс на «политическое освоение» завоеванных земель, присвоили в 1948 г. деревне Каннельярви наименование «Победа». Последовавшая затем череда преобразований в советском сельском хозяйстве изменила и само название совхоза – из «Победы» он стал «Ударником». Это крупное птицеводческое хозяйство Выборгского района постепенно превратилось в современную птицефабрику, вокруг которой вырос небольшой рабочий поселок Победа со всеми атрибутами городского быта: многоэтажными коробками, торгово-бытовым комплексом, клубом, школой и дошкольными учреждениями. Старых довоенных построек почти не осталось. После войны церковное здание долгое время использовалось под хозяйственные нужды, пока в нем не возник пожар, уничтоживший кровлю и внутренние перекрытия. Только с начала 1990-х годов в боковой пристройке возродилась деятельность небольшого лютеранского прихода, организованного небольшой группой жителей поселка Победа.

В результате «посещения» особняка Крузеля бойцами Красной Армии и советскими переселенцами уже к лету 1941 г. здание было приведено в полную негодность и долгое время никем не использовалось. Лишь в послевоенные годы в нем провели ремонт, по окончанию которого там разместился дом отдыха «Строитель». Рядом с ним - территория бывшего пионерского лагеря, функционирующего ныне как детский оздоровительный центр.